Вяйсянен Армас Отто – путешествие по Самарской губернии.

Исаклинский район
Вяйсянен Армас Отто – путешествие по Самарской губернии. 0

Публикуем приблизительный перевод воспоминаний финского музыковеда и этнографа Армаса Отто Вайсянена. Эта часть воспоминаний посвящена экспедиции 1914 года, когда автор посетил ряд селений Самарской губернии с целью сбора этнографического материала.

На данный момент доступен фотоотчет этой экспедиции и воспоминания самого автора. Для полноты картины осталось получить только аудио записи песен, записанных автором на фонограф. На ряде европейских сайтов есть издание этих композиций в цифровом формате.

Надеемся, что нам удастся приобрести это издание для полного погружения в 1914 год.

В этом году я завершил путешествие по Эстонии и Ингермании и Мордовии.

Мне было интересны песни и стихи, так что я хотел познакомиться с финно-угорскими племенам Волги.

Прошлой зимой я встречался с знаменитым исследователем Мордовии профессором Хейкки Паасоненом (Хин). Он поддержал мой план.

Хин и я составили план путешествия, и он предложил, что бы я начал с мордвы Самарской губернии, ведь мордва живет на очень большой территории в нескольких губерниях.

Финно-угорское общество выделило мне деньги на проезд. Спасибо Паасонену.

Хин сам совершил несколько поездок в Мордовию. Он был хорошим знатоком мордовского языка и поэзии и его там знали.

Поездка в поезде заняла три дня. Станция, куда мы приехали, называлась Бугуруслан, который служил отправной точкой моей экспедиции. Места за городом были очень живописны, мы уехали за двадцать километров, там у богатого помещика было много лошадей.

Мне выделили пару лошадей, и мы отправились в путь. Мы проезжали земли богатые чернозёмом. Мы приехали в село, которое в нескольких бизнес-энциклопедиях называли Эрзянским Брусланом. Есть два племени мордвы, одни эрзя, другие мокша.

Я остановился в доме священника, здание которого было самым красивым в деревне. Меня любезно приняли, В семье не говорили на мордовском языке.

Кормили хорошо, однако это начало было не совсем безболезненным. После моего приезда тишина была в воскресенье, когда проводилась служба. Пожилая прихожанка начала скандалить из-за того, что я стал фотографировать, назвала меня антихристом. Даже после моих уверений успокоить её не удалось.Я не был первым из исследователей, получивших такое же звание.

Из Эрзянского Бруслана я перебрался в близлежащие села Пронкино, оно было интересно тем, что это село где проживает Мокша. Представители племени мокша из далека перебрались в эти места.

Приехав в деревню, я не застал священника дома, и вынужден был прятаться от местных жителей, которые по словам сопровождающих могли меня убить как слугу антихриста, у меня с собой из оружия был только нож.

К моему счастью священник вернулся в село, меня приняли хорошо, у меня был красивый рекомендательный документ от Императорской Академии наук.

Затем, когда я посетил другое село Борискино, у меня была очень интересная встреча с другим мордвином, с учителем начальных классов. Он пришел взять у меня интервью, сразу же спросил меня: «Мы — Эрзяне и Финны связаны друг с другом?»

Я сказал, да, верно. Мы не родственники по плоти, но у нас родственные языки.

У северных фино-угров есть свои языковые школы, а также возможность культивировать и развивать свою культуру.

Из Борискина я снова поехал вперед. Я приехал в деревню под названием Шентала. Костюмы в Шентале были совершенно другими, чем предыдущие в деревне, и диалект, конечно, сильно отличался от них. Последним пунктом моего путешествия была деревня, Вечканово или на мордовском Ветчкан Веле.

Во всех этих деревнях до меня уже был Хейки Паасонен, его всегда вспоминали добрым словом.

Когда я был в Шентале, уже ходили слухи о войне. Уже тогда я догадывался, что поездка будет не долгой, в Вечканово мои опасения подтвердились: в селе шла мобилизация.

Это, изменило жизнь во всех селах.

Ко мне подошли мужчины, среди которых, был и Игнатий Зорин, который собрал мужской хор.

Кто-то зашипел и сказал: «Добрый сэр, завтра магазины спиртных напитков будут закрыты. Купите нам спиртное, потому что мы уходим на войну. Купите нам спиртное сейчас, тогда да, мы будем петь столько, сколько ты захочешь. ".

Вот как я пошел в винный магазин, накупил спиртного и отнес Зорину.

Я записал несколько замечательных красивых песен от мужчин, которые были наполовину пьяные, так как пили на пустой желудок.

Стало очевидно, что у экспедиции шансов на работу не осталось.

Я поехал на ту же станцию, с которой начал поездку.

Земля была такой черной, что моя белая куртка тоже стала полностью черной после езды по дороге на станцию.

В городе было большое количество мобилизованных лошадей, которые образовали черный многоугольник. Я пришел на вокзал со своими вещами; у меня была большая коробка с артефактами, которую я купил для национальном музея.

Из-за мобилизации был нарушен график движения поездов. Никто не знал, когда приедет поезд и будет ли место.

Мне чудом удалось сесть в проходящий поезд, свой багаж я оставил на станции, его должны были доставить другим поездом в Петербург. Когда я уже ехал в поезде, я спросил кондуктора, пришлют ли они его. Кондуктор сказал, когда идет война нет гарантии что багаж уцелеет никто не будет возиться с ним, единственный способ проконтролировать — вернуться на станцию на следующем поезде ".

Я вышел на следующей станции, может, 50 километрах от Бугуруслана, беспокоясь о том, что больше не увижу свои материалы, которые так же достались мне не бесплатно.

Я пошел к начальнику станции и попытался объяснить ситуацию. Я сказал, что приехал из Финляндии. «Финны тоже против», — взревел начальник станции и захлопнул дверь.

Когда я оказался в коридоре меня осенило: «Как я не вспомнил и не показал этому идиоту, имперскую защитную бумагу».

Я взял бумагу снова вошел внутрь. Я был очень зол с начальником; сказал: «Читай», как если бы я был хорошим генералом. Вот когда начальник станции прочитал бумагу и несколько раз сказал: «Прости, прости. Я сильно ошибался. Чем я могу помочью? Таким образом я вернулся в Бугуруслан и уже с материалами экспедиции не расставался.

Вскоре я отправился в путешествие и получил хорошее место в поезде благодаря начальнику станции. Мы через Тулу прибыли в Петербург откуда я отправился в Эстонию и Ингерманию

Материал моего путешествия был сохранен, стал достоянием общественности; был опубликован Финно-угорским обществом.

На фото: Коллекционеры фольклора Анна Раудкац и А.О. Вяйсянен в Сетумаа, 1913 год, коллекции картин Правления Финского музея | Коллекции картин Национального управления древностей

Оригинал воспоминаний на финском.

https://etno.net/system/files/vaisanen_muistelmia_osa_1.PDF

https://etno.net/system/files/vaisanen_muistelmia_osa_2.PDF

Связано с заметкой «Вяйсянен Армас Отто – путешествие по Самарской губернии.»

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...